• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: words like weapons (список заголовков)
15:53 

безусловная свобода морей
“Сартр поблагодарил кивком, начал пить маленькими глотками и вдруг застыл, опустив плечи и глядя в пустоту. Он выглядел смертельно усталым. Правая рука с зажатым в пальцах пустым стаканом лежала на колене. Люди уходили и приходили, не нарушая тишины. Все смотрели на Сартра с сочувствием. Я подошел к Игорю Маркишу, с которым мы сблизились во время каникул, он ободряюще улыбнулся и положил руку мне на плечо, как будто хотел подбодрить. Я прошептал ему на ухо:
— У него в семье кто-то умер?
Мне показалось, что мой вопрос удивил Игоря. Он ответил каким-то бесцветным голосом:
— Камю умер.
...

Сартр лихорадочно писал, зачеркивал, начинал сначала, скрипя пером по бумаге. Закончив, он встал, залпом допил виски и ушел. Листок остался лежать на столике. Никогда не забуду мрачного выражения его лица…
Игорь и остальные захотели прочесть текст. Многие фразы были перечеркнуты, разобрать удалось всего несколько строк. Игорь начал читать вслух:

«Мы были в ссоре, он и я. Ссора — ерунда, если знаешь, что снова встретишься, ссора — всего лишь один из способов жить рядом и не терять друг друга из виду в нашем тесном мире. Ссора не мешала мне думать о нем, чувствовать его взгляд на странице книги, газеты, которую он читал. Я спрашивал себя: „Что он об этом думает? Что говорит — сейчас, в данную минуту?..“ Его упрямый гуманизм, строго обязательный и чистый, суровый и нежный, вел безнадежную битву со многими уродливыми явлениями нашего времени. Благодаря своей упрямой непокорности он непостижимым образом утверждал превосходство принципов высокой морали, защищая их от лишенных совести политиков и золотого тельца сугубого реализма…»

Жан-Мишель Генассия. “Клуб неисправимых оптимистов.”

@темы: words like weapons, Книги кусают за сердце

22:41 

безусловная свобода морей
потому что нужно
Статуи глаз боятся с их чернотой могильной,
но замогильней воды, которым не выйти к морю.
Не выйти к морю.

Бежали по стенам люди,
ломая тростник рыболовов.
Скорее! Сюда! Спешите! И булькали
в тине звезды.
...не выйти к морю.

Падая в мою память - капля, звезда, омега, -
все плывешь ты, слезинка, краем конского глаза.
...не выйти к морю.

И никто тебе в сумраке не подарит ни далей
без границ заостренных, ни алмазного завтра.
...не выйти к морю.

В пору, когда тоскуют о тишине подушек,
сердце твое немое бьется в оправе перстня.
...не выйти к морю.

Вечна ты и нетленна в каждой умершей капле,
шедшей на бой с корнями за роковым сиротством.
...не выйти к морю.

Уже бегут по откосу! Всплыви,
привстань над водою!
И каждый блик на запястье
стальным звеном обовьется!
...не выйти к морю.

Но тянешь ты в глубь колодца
повитые мхом ручонки,
негаданная русалка в неведенье непорочном.
...не выйти к морю.

Не выйти, не выйти к морю. Вода замерла
на месте
и слышит, как тяжко дышат
ее бесструнные скрипки,
вода на лестнице пыток,
вода подземелий мертвых,

которой не выйти к морю.

Лорка

@темы: words like weapons

22:20 

безусловная свобода морей
Когда видишь хэдканоны, читая французских абсурдистов.


вообще не думаю о Моране

@темы: хэдканоны, моран головного мозга, книги кусают за сердце, words like weapons

21:29 

безусловная свобода морей
28.07.2014 в 20:57
Пишет Джейн! Сэр!:

"Их привели туда побежденными, плененными, погибшими. Сен-Жюст был мрачен и молчалив, Робеспьер казался умирающим.
Сен-Жюст следовал за ним, одетый в свой праздничный костюм, который не пострадал при схватке. Это было совсем неподходящее для мучений и смерти одеяние.. <...>
Испуганная толпа в молчании шла за солдатами, которым трудно было сдерживать любопытных. Настроение было тревожное. Наконец дошли до Тюильри. Сен-Жюст и Дюма, оба крепко связанные по рукам, были приведены жандармами в комнату перед залом заседаний комитета, предназначенную для ожидающих, и уселись в нише окна. Робеспьера положили на стол. <...>
Потом он стал пристально смотреть в потолок, избегая таким образом жадных взоров безжалостных любопытный зрителей. Только раз взор его обратился на Сен-Жюста. Тогда на лице красавца отразилось чувство глубокого волнения - оно блеснуло как молния, и снова он надел на себя маску равнодушного спокойствия. <...>
"Уведите их, они вне закона!" - сказал Лакост, указывая на Сен-Жюста, Пейяна и Дюма. Проходя мимо Робеспьера, он прибавил, обращаясь к доктору: "Сделайте ему перевязку и приложите все усилия, чтобы он мог дожить о казни".


URL записи

@темы: вилкой в сердце, words like weapons, vive la revolution, мои мертвые мальчики

посмотри вниз на небо

главная