03:15 

If you see something

лафайетт дышит в пакет
безусловная свобода морей
первое, неправильное, пробное

Замок сегодня был особенно непослушным. Не среагировал ни на простое 'пожалуйста', ни на угрозу заменить его на обычный замок, вроде тех, что продает старый облысевший мужчина неподалеку от Arby's. Сесилу пришлось потратить минут двадцать, прежде чем несговорчивый замок поддался на уговоры и впустил хозяина в его дом.
Впрочем, дело было не только в замке. Против него как будто взбунтовался весь дом. Лампочки приходилось менять по несколько раз в неделю, диван будто становился жестче каждый раз, что Сесил садился на него.
И, конечно, он знал в чем дело. Верней, в ком дело. Дом ополчился против него со дня, как Карлос, прекрасный идеальный Карлос, начал жить у него. Когда в его шкафу появились чужие рубашки и рабочие халаты, а в гостиной появились какие-то странные приборы. Сесил пытался спрашивать, что они измеряют и как расшифровываются надписи вроде ур. стр-ти или ρ лжи на кв.м, но Карлос каждый раз неопределенно махал рукой и отвечал:
- А, наука.
И каждый раз стрелка на шкале, помеченной ∠откл. от действ. ползла вверх, и это вводило в трепет, потому что тоже было наукой, о которой говорил его прекрасный Карлос, чей голос можно было слушать и слушать. И Сесил мог бы проводить недели, не открывая глаз и просто слушая, как Карлос сбивчиво объясняет сложные и непонятные радиоведущиму вещи о квантах и теории относительности; слушать, как он доказывает с помощью все тех же научных фраз и приборов, что ничего на самом деле не существует, что их самих не существует, а Вселенная - всего лишь отпечаток давнего кошмара кого-то, кого уже давно нет на свете.
Сесил слушал бы это вечно, представляя, как горят глаза Карлоса, как тот облизывает пересохшие губы или чертит на листке бумаги с филигранью Тайной полиции Шерифа какие-то схемы и формулы с греческими буквами и пунктирными стрелками. Но Карлос только отмахивался и снова повторял:
- А, наука.
Эта наука и не нравилась дому. Наука задавала слишком много вопросов, на которые еще рано было давать ответы. А может быть и не нужно было давать вовсе.
- Эй, Карлос? Ты дома? - позвал Сесил из прихожей, вешая зонт на крючок (сияющее облако все еще не собиралось успокаиваться и продолжало иногда сбрасывать с неба мертвых животных).
- Да, - донесся из гостиной отстраненный голос. Карлос, невероятный чарующий Карлос сидел на диване, глядя ровно в геометрический центр стены напротив и, кажется, даже не моргая. Сесил тут же опустился на каменно-жесткий диван, обнимая своего ученого за пояс и целуя его в щеку, все еще до конца не веря, что этот идеальный чужеземец теперь действительно живет с ним.
- Все в порядке? - осторожно спросил он, уткнувшись лицом в изгиб шеи ученого, вдыхая запах, так сильно отличающийся от запаха Найт Вейла. От Карлоса пахло чужими городами, высотой гор, которых, разумеется, не существует, и риском. От Карлоса пахло наукой, и Сесил пьянел от этого запаха почти мгновенно.
Но в этот раз слова Карлоса резко заставили его протрезветь.
- Я видел что-то...
- Тшшш, - не дав ему договорить, Сесил прижал ладонь к губам ученого какие же у него мягкие губы, их хочется целовать и целовать, пока бесконечность Вселенной не станет лишь бабушкиной страшилкой. - Не говори ничего.
Карлос невероятно умен, но слишком глуп. Он не понимает обычных правил. Сует ключ в замочную скважину, когда нужно просто наклониться и шепнуть в нее. Бьет кулаком по кофейному столику, когда смотрит футбол, и Сесилу приходится поглаживать столешницу, пока не послышится тихое, почти неслышно мурлыканье. Неудивительно, что дом противится пребыванию в нем ученого, который не видит того, что лежит на поверхности.
Но с домом Сесил может договориться. Чудачества Карлоса становятся опасными, а этого уже нельзя допустить. Карлос не может быть в опасности, и это задача Сесила - оградить его от себя самого.
- Пей, - он вкладывает в руку Карлоса бокал, полный яблочного кальвадоса, и доверительно улыбается.
- Зачем?
- Так нужно. Считай это научным экспериментом.
И Карлос пьет, пьет еще и еще, пока в его глазах совсем не остается беспокойства, и Сесил немного расслабляется потому что диван под ними уже не такой жесткий, а через крышу дома, если присмотреться, можно увидеть звезды.
Карлос пьян бренди, а Сесил пьян тем запахом науки. Они целуются и занимаются любовью на мягком диване, и уже не нужно присматриваться, чтобы увидеть звезды сквозь крышу, и опасности больше нет, нужно просто знать правила, без правил не будет существовать их тихое сообщество, без правил во Вселенной наступит хаос, а убирать ее некому.
- Ты говорил, что видел что-то? - спрашивает Сесил, когда они лежат, прижавшись друг к другу так, что не разберешь, где чье дыхание.
- Я не помню, - призадумавшись на мгновение отвечает Карлос и смотрит на звезды, которые выстраиваются широким коридором, пока сияющая спираль Вселенной раскручивается, являя разгадки ко всем тайнам.

@музыка: Disparition

@темы: на заборе тоже написано, Welcome to Night Vale, не оборачивайся, ты ее напугаешь

URL
Комментарии
2014-09-12 в 01:54 

iangraham
Это очень приятно было читать, спасибо :з

2014-09-18 в 20:34 

Рикори
невысок, изящен, одет в черное и близок к ярости. (с)
Урр.
Вы котик. И они оба котики, но по-разному)

2014-09-18 в 20:46 

лафайетт дышит в пакет
безусловная свобода морей
Спасибо :3

URL
2014-09-18 в 21:10 

Рикори
невысок, изящен, одет в черное и близок к ярости. (с)
О боже, я только заметил, честно.
Фон! Дневника!

2014-09-18 в 21:11 

лафайетт дышит в пакет
безусловная свобода морей
Рикори, ооо кто-то оценил :з
правда я где-то его скрал, но всё равно не могу нарадоваться.

URL
2014-09-18 в 21:13 

Рикори
невысок, изящен, одет в черное и близок к ярости. (с)
эрушка, особенно в сочетании с комментарием про котиков.
Ну и ссылка на днев мне тоже очень нравится))

2014-09-18 в 21:16 

лафайетт дышит в пакет
безусловная свобода морей
Рикори, ой все, меня совсем засмущали =^^=

URL
2014-09-18 в 21:38 

Рикори
невысок, изящен, одет в черное и близок к ярости. (с)
ну моран же. и нв, как иначе)

   

посмотри вниз на небо

главная